Главная  /  Фотографии  /  Путешествия  /  Заметки  /  Графика  /  ASCII

05 июня 2016

→  Индийский гоа-трип

Новый мир

Индийский южный штат Гоа в декабре создаёт поистине немыслимый контраст как с точки зрения погодных условий, так и общей атмосферой человеческого быта.

В 2002 году поездку в южную часть Индии мог позволить себе лишь определённый круг людей, поэтому внезапный недельный отпуск в начале декабря в Гоа расценивался как подарок судьбы.

Сборы

Чтобы наглядно убедиться в том, как на лице человека отображается «удивление и непонимание, приправленные горечью обиды», достаточно было в декабре в центре Москвы спросить в магазине плавки и крем от загара.

Индия — это сплошное противоречие человеческой сущности: грязь и антисанитария в быту гармонично сочетаются со стремлением к духовному просветлению. Но если для души лекарство либо дорогое, либо влечёт уголовную ответственность, то от микробов можно спастись противодиарейными средствами и антибиотиками.

Минимум вещей, быстрая дорога в аэропорт, необходимые формальности, незначительная бюрократическая заминка в аэропорту — и вот я уже на пути к серебристому фюзеляжу «Ил-62». Десятичасовой перелёт в сторону экватора прошёл практически незаметно, оставив лишь лёгкое послевкусие дешёвого коньяка.

Знакомство с городом

Гоа располагается на юго-западе Индии. Находясь под влиянием Португалии почти до 50−х годов прошлого века, штат приобрел характерные черты как в архитектуре, так и в религии и местном фольклоре. Большинство церквей — католические; вино — портвейн; местный диалект — смесь хинди, английского и португальского.

Буквально в сотне метров от аэропорта уже чувствуется другая атмосфера — обилие новых запахов и звуков начинают нещадно атаковать все сенсоры, но понять и разделить их поначалу непросто.

«Индия» постепенно проникает и захватывает уже в автобусе по пути в отель. Отощавшие коровы, пасущиеся вдоль железнодорожных путей и автострад, бесконечные пластиковые поля пустых бутылок; толпы людей, неспешно бредущих вдоль дорог — кто с детьми, кто с холщовыми мешками алюминиевых банок на голове.

Незамысловатые пригородные жилища, сделанные из подручных материалов — листы ржавого железа, покрытые черепицей или глиняные мазанки с плетёными кокосовыми крышами.

Отдельно стоит отметить индийский стиль вождения и поведения на автодорогах. Само полотно центральных автомагистралей настолько узкое, что совершенно невозможно понять, как на нём способны разъехаться два встречных автобуса. Самые невероятные по сложности рискованные ситуации воспринимаются спокойно и с пониманием: местные горячие рикши с лёгкостью позволяют себе промчаться по встречной полосе, обогнать автобус и вынырнуть практически из-под колес надвигающегося в лоб грузовика.

Ещё одна особенность уличного движения — сигналы. Гудят абсолютно все.

Если бы пешеходам выдавали специальные переносные клаксоны, то и они бы не отставали от остальных.

Это часть дорожной культуры. Разномастное гудение разносится отовсюду и является частью окружающей атмосферы. Необходимо известить всех окружающих, когда едешь по прямой, непосредственно перед поворотом, когда обгоняешь, когда пропускаешь, когда испытываешь душевные терзания, фрустрацию и депривацию.

Отель

Готовность погрузиться в мир продуктов человеческой жизнедеятельности и паразитирующих на этом организмов оказалась напрасной — отель Radisson, словно вожделенный островок красоты и комфорта — оказался очень чистым и пустынным.

Европейского типа отель, построенный буквально несколько недель назад и ещё не сданный в эксплуатацию, представлял собой огромный жилой комплекс со всеми сопутствующими удобствами: рестораны, бары, бассейны, сауны, массажные комплексы и боулинг. Номера оборудованы кондиционером, телевизором, балконом, мини-баром, телефоном в туалете, встроенной ежедневной горничной и скрытым разносчиком газет по утрам.

Номер располагался практически на воде, поэтому первым делом была организована велосипедная прогулка по побережью. Поскольку это был 2002 год и к тому же не сезон, который начинается ближе к новому году, — пляжи были наполнены индийскими массажистами и редкими продавцами питьевой воды.

Гоа в этой части представляет собой идеально ровную береговую линию, вдоль которой располагаются отели и гест-хаусы разного калибра и стоимости. Никаких заграждений нет, поэтому с обеих сторон до горизонта видна жёлтая линия песка, сливающаяся с тёмной гладью воды и покрытая сверху чистейшей безоблачной синевой.

На пляже Varca Beach нет привычного нагромождения иссине-белых тел, подставляющих подмышки под лучи полуденного солнца. Нет и предприимчивых продавцов, кричащих во всё горло «холодное пиво, напитки, соки». Пляж на Гоа — это бесконечные просторы слегка красноватого шелковистого песка, приятный шелест волн, пальмы, тянущие свои ровные длинные стволы к солнцу и лёгкий ветерок, приятно ласкающий обмороженное российской зимой лицо.

Ты садишься на велосипед и со школьной резвостью летишь вдоль волн, поднимая столп воды и песка за собой, чтобы как можно быстрее уехать от всего привычного, оставив позади грязный снег, вечные пробки, застрявшие лифты, соседский ремонт и долларовую ипотеку. Мимо проносятся стоящие неподалёку от берега небольшие рыболовецкие судна, деревянные кафешки с крышами из сушёных листьев кокосовых пальм.

Учащённое дыхание, ноги немеют с непривычки, велосипед отброшен в песок вместе с одеждой — бегом в море!

Вода настолько теплая, что её присутствие неощутимо.

Так удивительно и непривычно: вечерний воздух, вода и тело — всё одинаковой температуры.

Неподалёку замечаю женщину, одетую в разноцветный сари, целенаправлено идущую в мою сторону. Улыбаясь, она приглашает посетить её магазинчик сувениров, расположенный неподалёку. 

В небольшом домике на столе разложены фигурки всех богов тримурти, а также слоны, маски, курительные трубки, шкатулки, расписанные акварелью сушёные полупрозрачные листья и картины. Взгляд останавливается на загадочных маленьких коробочках для хранения курительных принадлежностей.

«Айм рашен, есть чего?», — вкрадчиво начинаю я. «Приходите вечером», —  после некоторой паузы шепчет хозяйка.

Когда именно в Индии начинается вечер я не уточнил, но до него ещё явно оставалось время, чтобы отведать свежих морепродуктов и совершить зимнее омовение в тёплых водах Индийского океана.

На закате в условленном месте состоялся обмен свежих купюр на сушёную индийскую флору. Оценить её качество не представлялось возможным, да и не было смысла.

Взгляд изнутри

Тёплый солёный ветер легко поглаживал руки, развевал волосы на голове и мешал прикурить. В нос ударил резкий травяной запах.

Солнце постепенно тонуло в океане за горизонтом, оставляя за собой красную дорожку из бликов. Звёзды медленно проявлялись на небе, как на старой фотобумаге. Созерцая природу, я испытываю как огромную благодарность за эти мгновения, так и ощущение собственного ничтожества. Сколько у меня есть времени до конца, что ждёт в будущем, какие успехи или падения. Какой смысл в движении, если финал уже известен.

Моя жизнь — это поиск смысла в бессмыслице (chercher un sens à un non-sens).

Возможно суть в том, чтобы просто существовать — заглянуть в замочную скважину собственных свершений, подсмотреть украдкой на вспышку своего жизненного маяка — и раствориться в небытие.

Звёзды отражались в водном зеркале, прыгая из стороны в сторону на мелких волнах.

Пальцы рук погрузились в прохладный песок. Сколько информации передаётся при помощи рук — лёгкие прикосновения, поглаживания, объятия, рупопожатия, распознавание текстур поверхностей и материалов. Руки забирают, отдают, производят, управляют, приветствуют, прощаются, жалеют и наказывают. Глаза видят, различают, выражают эмоции — созерцают.

Так, созерцая и прикасаясь к ночному индийскому побережью, я двигался вместе с остальной частью земного шара навстречу завтрашнему дню.

Оглавление

  1. Индийский гоа-трип (Главная страница)
  2. Новый мир (Отель, побережье)
  3. Погружение в атмосферу (Найт маркет, ночной клуб)
  4. Улицы
  5. Водопад Дудхсагар
  6. Хампи
  7. Виджаянагара
  8. Люди
  9. Полный улёт